Энергетический союз

Энергетический союз

22-12-2013, 14:21 0 1036 Бизнес
Поделиться с друзьями:
Как связаны реформа РАО «ЕЭС России», Игорь Сечин и бывшая глава российского JP Morgan Наташа Цуканова.

В апреле 2009 года глава российского офиса международного инвестбанка JP Morgan Наташа Цуканова неожиданно покинула свой пост в компании, где за 12 лет сделала блестящую карьеру. «Вы не знаете Цуканову? Она будет неформальным советником российского правительства, тесно связанным с вице-премьером Игорем Сечиным», — вскоре после этого написала газета Wall Street Journal. Источники Forbes утверждают, что тогдашний вице-премьер и глава совета директоров «Роснефти» действительно предложил Цукановой стать консультантом правительства по приобретению зарубежных активов российскими компаниями. Но в итоге государственных постов она не заняла, а создала компанию Xenon Capital Partners, которая и сейчас управляет крупнейшим российским фондом акций энергетических компаний. Rusenergo Fund создавали частные структуры в 2008 году в ходе реформы РАО ЕЭС, рассчитывая на взрывной рост акций новых компаний. Сегодня долги фонда — десятки миллиардов рублей — в разы превышают стоимость его активов. Но основные кредиторы — ВТБ и государственные энергокомпании — не спешат требовать уплаты долгов. Что стоит за такой лояльностью?

«Гарвардская девочка»

В 1992 году заместитель председателя Госкомимущества России Дмитрий Васильев приехал в Гарвардский университет на конференцию по реформам и приватизации. «В то время по-английски я не говорил, и наш консультант профессор Шлейфер назначил свою ученицу Наташу моим переводчиком», — вспоминает Васильев. Худенькая темноволосая 25-летняя аспирантка Гарварда сопровождала заместителя Анатолия Чубайса в течение пяти дней и первое время очень робела. Дочь бывшего министра сельского хозяйства Дагестанской АССР, выпускница экономфака МГУ Наташа Мамедова попала в Гарвард в конце 1980-х. Цукановой она стала в 1992 году, выйдя замуж за будущего основателя компании «ЦентрИнвест Капитал Партнере» Игоря Цуканова. От общения с журналистом Forbes для этой статьи она отказалась.

Учеба в США круто изменила жизнь Цукановой, в Москву она вернулась в 1992 году вместе с группой «гарвардских мальчиков» во главе с Джонатаном Хэйем и профессором Андреем Шлейфером и стала одним из консультантов Госкомимущества накануне ваучерной приватизации. Занималась в основном бумажной работой: отслеживала статистику аукционов, составляла служебные записки. Один из последних проектов Цукановой в Госкомимуществе — участие в организации ваучерного аукциона по приватизации «Юганскнефтегаза», ключевого актива нефтяной компании ЮКОС и одного из самых крупных предприятий из когда-либо выставленных на чековые аукционы. В 1994 году Цуканова устроилась консультантом в Boston Consulting Group в Москве и Лондоне. В 1997 году перешла в международный инвестбанк JP Morgan на должность старшего специалиста и в 2005-м стала главой банка в России и СНГ. Инвестбанк под ее руководством заметно укрепил позиции в России, агрессивно работая на рынке слияний и поглощений. «Наташа любит делать сделки, это ее сильная сторона», — говорит ее хороший знакомый.

Государственники из JP Morgan

Основой бизнеса JP Morgan в середине 2000-х стали сделки для крупных клиентов из числа госкомпаний. Банк и лично Цуканова участвовали в разработке плана реструктуризации РАО «ЕЭС России», в размещении допэмиссии Сбербанка. В 2006 году JP Morgan был одним из организаторов IPO «Роснефти» объемом $10,7 млрд, ставшего на тот момент самым крупным публичным размещением в России.

«Цуканова вела размещение «Роснефти» как со стороны JP Morgan, так и со стороны синдиката банков и принимала самое активное участие в сделке. Она напрямую общалась с [экс-президентом «Роснефти» Сергеем] Богданчиковым и с [тогдашним помощником президента РФ Игорем] Сечиным», — рассказывает бывший коллега Цукановой по JP Morgan Альберт Сагирян.

В 2007 году российский JP Morgan вошел в тройку лидеров по М&А-сделкам в России. Государство делило тогда активы ЮКОСа — вся история вокруг компании вызвала большое международное возмущение, но в каком-то смысле перелом наступил, когда крупные газовые активы опальной компании купили итальянские Eni и Enel. Через три года часть активов ЮКОСа они перепродали «Газпрому». «Это легитимировало распродажу ЮКОСа для внешнего мира, который критиковал Россию за грабеж, — говорит источник, близкий к тем сделкам. — Всю эту историю курировал Сечин, и он не собирался делиться с итальянцами, но он не смог ничего сделать, так как между Сильвио Берлускони и Владимиром Путиным были очень теплые отношения». Консультантом деликатной сделки был JP Morgan. «В мире инвестбанкиров все держится на связях с клиентами и теми, кто патронирует отрасли сверху, — говорит бывший топ-менеджер инвестбанка. — А у Наташи были обширные связи».

Примечательной сделкой Цукановой, когда она возглавляла российский JP Morgan, стала покупка «Сургутнефтегазом» 21,2% венгерской нефтегазовой компании MOL у австрийской OMV. В переговорах участвовали чиновники правительства России, в том числе увлеченный идеей международной экспансии Сечин. «Сургутнефтегаз» приобрел пакет MOL, но встретил ожесточенное сопротивление самой компании и венгерских властей и за два года не смог провести представителя в совет директоров. В итоге «Сургут» был вынужден продать акции правительству Венгрии.

Сама Цуканова никогда не подтверждала и не опровергала тезис о своей близости к Кремлю и непосредственно Сечину. В июне 2009 года она создала компанию Xenon Capital Partners, которая уже по итогам первого полугодия 2010-го заняла место в десятке главных организаторов сделок M&А в России.

Xenon открыла офисы в Лондоне и Москве, следом за Цукановой в компанию перешел костяк «энергетической» команды из московского офиса JP Morgan. Позже к ним присоединилась экс-глава AIG Investments в СНГ Шарлотта Филиппе, до этого 12 лет проработавшая в ЕБРР. Xenon собиралась управлять активами и консультировать сделки М&А в нефтегазовом и энергетическом секторе. Будущее энергетики виделось тогда в радужных тонах.

Открытие фонда

В 2008 году история РАО «ЕЭС России» подошла к концу, единый холдинг в рамках реформы распался на независимые компании — генерирующие, сетевые, сбытовые. Акционерам РАО и его дочерних компаний были обещаны новые рынки и светлое будущее. Советником РАО по реформе, в результате которой появилось 23 самостоятельных компании, был JP Morgan во главе с Цукановой. Реструктуризация РАО «ЕЭС России» привлекла в отрасль 880 млрд рублей — государственные пакеты новых компаний выставлялись на аукционы. Продававшаяся последней ОГК-1 была оценена в огромные $5 млрд (в 2012 году ОГК-1 слилась с «Интер РАО» и стоила $1,3 млрд).

Первое время капитализация новых компаний быстро росла. «Это были дни, когда все перло вверх, и мы думали, что энергетика — forever», — вспоминает бывший аудитор РАО ЕЭС и его дочерних компаний Александр Чмель. Впрочем, нашлись и недовольные реформой акционеры, которые не хотели обменивать акции РАО и требовали их выкупа. Эти бумаги оценивались в $3 млрд, а денег на выкуп у РАО не было, говорит бывший топ-менеджер энергохолдинга. И тогда в дружественном Анатолию Чубайсу банке «Открытие» придумали схему, с помощью которой можно было выполнить обязательства перед акционерами, да еще и неплохо заработать. Брокерский дом «Открытие» в 2001 году создал финансист Вадим Беляев, а в 2004-м председателем правления компании стал давний знакомый Чубайса по Госкомимуществу Борис Минц.

«Не Чубайс придумал схему в далеком кучерявом году, а мы! — говорит экс-председатель правления УК «Открытие» Бадри Гобечия. — РАО было синтетическим инструментом, по большому счету фондом». Идея была в том, чтобы заменить большой «фонд РАО» таким же, но поменьше: создать фонд и положить в него акции РАО, выкупленные у недовольных реформой акционеров. РАО ЕЭС идея понравилась. Тогдашний финансовый директор РАО, а сейчас член совета директоров ВТБ Сергей Дубинин договорился с этим банком о предоставлении кредита на выкуп бумаг. Объем фонда Otkritie UES Capital Partners Fund PLC составил 45 млрд рублей, из них кредит ВТБ — 38,8 млрд рублей. Комментарии Дубинина получить не удалось. Два бывших менеджера РАО рассказали, что кредит ВТБ был частично гарантирован депозитами ФСК и «Русгидро» в этом банке. Фондом управляла одна из структур банка «Открытие», который вместе с кипрской «дочкой» ВТБ Russian Commercial Bank (РКБ) тоже предоставил небольшую часть финансирования.

Внесло деньги и РАО ЕЭС. По данным Счетной палаты, 5 млрд рублей, полученных в ходе реформы, холдинг вложил в векселя ФК «Открытие». Эти деньги, по словам бывшего топ-менеджера РАО, фонд направил на выкуп акций у миноритариев. «Фондирования не хватало, частично помогли энергетики», — объясняет он. Предполагалось, что доход от векселей ФК «Открытие» пойдет на финансирование инвестпрограмм энергокомпаний.

Всего фонд Otlcritie UES Capital Partners Fund PLC собрал около 5% акций РАО на $1,8 млрд, в июле 2оо8 года этот пакет стоил уже $2,4 млрд. В начале 2009 года фонд собирался провести IPO на Лондонской фондовой бирже, рассказывает Гобечия. Консультации о том, когда и как лучше размещаться, велись CUBS и все тем же JP Morgan. Но все изменил кризис, осенью 2008 года российский фондовый рынок рухнул.

Смена собственников

«Люди подняли деньги, вложили в фонд, а после этого все обвалилось. Победителей нет. Ребята реально попали», — рассуждает бывший топ-менеджер РАО. В конце 2009 года активы Otlcritie стоили $1,5 млрд. И тут в судьбе фонда неожиданно приняла участие дочерняя структура «Роснефти» Всероссийский банк развития регионов (ВБРР) и недавно созданная Цукановой компания Xenon. В конце 2009 года собственником 19% Otlcritie UES Capital Partners Fund стал ВБРР. Остальные 8i% приобрел офшор Xerilda Holdings (по документам принадлежит двум гражданам Кипра). Новые владельцы переименовали фонд в Rusenergo Fund и передали под управление Xenon.

Интерес ВБРР к фонду объясняется интересом Сечина к энергетике, утверждает знакомый главы «Роснефти».Какова роль Цукановой? Она сама предложила взять Rusenergo Fund под управление, рассказывают несколько ее знакомых. «Наташа постоянно ездила советоваться с Сечиным по поводу ключевых решений о фонде. Сечин к ней прислушивался», — утверждает источник, близкий к Xenon. «Цуканова всегда была одним из консультантов Сечина, она опытный и знающий энергетику человек», — говорит топ-менеджер одной из компаний, аффилированных с Сечиным. Представитель Сечина утверждает, что глава «Роснефти» не имеет никакого отношения к этой истории.

В 2009 году в Rusenergo были пакеты 23 энергокомпаний — от 1,5% до 5% акций. По словам знакомых Цукановой, активного участия в управлении фондом она не принимала. В прежнем офисе у нее даже кабинета не было, она живет на два города (Москву и Лондон) и больше отвечает за стратегию, а не за тактику, говорит один из ее знакомых.

В 2010 году рынок рос, и дела фонда шли удачно. По подсчетам аналитика «ТКБ БНП Париба Инвестмент Партнере» Руслана Мучипова, к концу года стоимость портфеля могла составить $2 млрд. «Рынок акций электроэнергетики неликвидный, продать бумаги на такую сумму на рынке, не обвалив цены, невозможно», — говорит знакомый Цукановой. Xenon не стал фиксировать прибыль. Видимо, зря.

В 2011 году котировки энергокомпаний, торгующихся на ММВБ, обрушились почти на 40%.К концу 2012 года стоимость активов Rusenergo Fund снизилась до $990 млн (Forbes удалось ознакомиться с его структурой на осень 2012-го).

В 2013 году большого оптимизма на рынке не наблюдалось, а в апреле Владимир Путин предложил ограничить рост коммунальных тарифов в России на уровне 6%. Рынок отреагировал очередным падением. Сейчас, по оценке Мучипова, стоимость активов Rusenergo оценивается в $510 млн.

«Кому должен — всем прощаю»

Находящиеся у Rusenergo акции энергокомпаний сильно потеряли в цене, а ведь они покупались на кредитные средства. По всем правилам за падением рыночных котировок следуют маржин-коллы, после которых банки приходят к тем, кто должен по займам, за пополнением обеспечения кредитов или за возвратом долгов, рассуждает гендиректор компании «Сбербанк Управление Активами» Антон Рахманов. Пока никто не пришел.

Как следует из документов Xenon, обязательства по кредитам, на которые формировался Otkritie UES Capital Partners Fund PLC, перешли к фонду Rusenergo. Forbes ознакомился с презентацией для кредиторов фонда, сделанной Xenon в июне 2013 года. Основной кредитор — группа ВТБ, сумма долга — 70,4 млрд рублей, из них проценты составляют 23,1 млрд рублей. Общий долг по векселям перед «Русгидро», ФСК и МОЭСК — 32 млрд рублей, его нужно погасить 12 декабря 2014 года.

Источник, близкий к кредиторам фонда, говорит, что банк постепенно списывает убытки по кредиту (официально банк от комментариев отказался). Так же поступают и другие кредиторы Rusenergo. В отчетности по МСФО за 2012 год «Русгидро» и ФСК сообщили об обесценении векселей «Энерго-финанс» на 9,4 млрд рублей и 9,2 млрд рублей соответственно. Ссориться с Сечиным никто не хочет.

Показательный пример. На совещании 19 октября 2009 года комитет по инвестициям «Русгидро» проявил необъяснимую щедрость. Компания, пережившая двумя месяцами ранее страшную катастрофу на Саяно-Шушенской ГЭС, на восстановление которой требовалось 40 млрд рублей, разрешила своим должникам расплатиться через пять лет, хотя до начала выплат оставались считаные дни. «Русгидро» держала тогда те самые векселя «Открытия», купленные РАО «ЕЭС России» при формировании фонда Otkritie UES Capital Partners Fund PLC.

Комитет по инвестициям рекомендовал обменять эти векселя на 6,6 млрд рублей (с учетом набежавших процентов) со ставкой 9-9,8% и погашением в октябре 2009-го — апреле 2010-го на векселя ООО «Энерго-финанс» на 7,1 млрд рублей со ставкой 13% и погашением в декабре 2014-го. Собственниками этого ООО оказались все те же ВБРР и офшор Xerilda, купившие эту компанию в 2009 году, до этого она называлась «Открытие-Финанс». «Реструктуризация — это решение, которое принималось по всей отрасли, компаниям были спущены правительственные директивы», — утверждает топ-менеджер одной из компаний, участвовавший в принятии решений по векселям. Интересно, что на этом совещании присутствовала Цуканова в должности советника Министерства энергетики.

Судя по сценариям, подготовленным Xenon для кредиторов фонда, для того чтобы расплатиться с ними через 10 лет, необходим среднегодовой рост активов фонда в размере 10% и списание всех процентов. А чтобы вернуть долги без процентов через пять лет, рост должен составить 22%, через три года — 39%. За 11 месяцев 2013 года отраслевой энергетический индекс ММВБ упал на 45%.

Главный клиент

Фонд Rusenergo задумывался как уменьшенная копия РАО ЕЭС, и его история похожа на уменьшенную копию реформы РАО. Положение дел в энергетике ухудшается, а состояние людей, отвечавших за ее развитие, растет. В 2013 году рейтинг богатейших бизнесменов пополнился вторым после Михаила Абызова соратником Чубайса по РАО ЕЭС — в список с состоянием $950 млн вошел Андрей Раппопорт.

Компания Xenon в 2011 году въехала в офисный центр класса А «Белая площадь», где снимает 430 кв. м на 14-м этаже, этажом ниже расположился JP Morgan. В компании работает около дюжины сотрудников, руководство почти всегда в разъездах. По долгам фонда Rusenergo управляющие не отвечают и живут на комиссию. По словам знакомого Цукановой, только комиссия за управление фондом (management fee) составляет около $2 млн в год, еще $2-3 млн в 2012 году Xenon получил в виде комиссионных со сделок. Каждую сделку необходимо согласовывать с ВТБ, ведь все активы фонда находятся в залоге у банка-кредитора. «Фонд может предлагать идеи, но для сделок бумаги надо выводить из-под залога, а ВТБ не очень любит это делать», — говорит финансист, знакомый с делами фонда.

Если ВТБ одобряет, Rusenergo участвует в больших сделках. Основной клиент Xenon — энергетическая компания «Интер РАО» с Сечиным во главе совета директоров. С 2009 года Xenon заключила сделки на $8,4 млрд, и почти все они (более чем на $8,2 млрд) связаны с «Интер РАО».

В 2012 году Rusenergo возглавил консорциум инвесторов, купивших у «Интер РАО» 26,4% акций ОГК-5 за $625 млн (денежная доля фонда — примерно $175 млн). Консорциум покупал акции ОГК-5 по 2 рубля, а к началу декабря 2013 года они упали до 1,14 рубля. Весной 2013 года Xenon участвовал в очередной крупной сделке — на $700 млн (одной из сторон была «Интер РАО») — по продаже долей в двух генерирующих компаниях холдингу Access Industries Леонарда Блаватника. Представитель «Интер РАО» заявил Forbes, что отношения с Xenon строятся «на рыночной основе». Инвестиционного банкира, специалиста по деликатным ситуациям Наташу Цуканову это, кажется, устраивает.

Ксения Докукина

Источник: Forbes №1 (2014)


Комментариев пока еще нет. Вы можете стать первым!

Добавить комментарий!

Рекомендуем

Реклама на сайте